Что могут и должны сделать банки, чтобы повысить свою прибыльность?

Банк международных расчетовКризис, начавшийся в западной финансовой системе осенью 2008 года, все еще не заканчивается. Более того, прогнозы специалистов в отношении возвращения к «хорошим временам» 2006–2007 годов варьируются между «очень не скоро» и «никогда». Между тем, лишившись части источников доходов, западные банки столкнулись с падением прибыльности до неприемлемо низкого уровня. Для восстановления своего финансового положения им необходимо видоизменять свои бизнес-модели.

Так дальше жить нельзя

Год тому назад, когда западная экономика, вроде бы, пошла на поправку, многим казалось, что худшее уже позади, и финансовый сектор США и Европы вот-вот начнет восстанавливаться, возвращаясь к благословенным докризисным временам. Однако европейский долговой кризис показал тщетность их надежд. Да, в Греции благодаря предоставлению своевременной централизованной финансовой помощи удалось избежать дефолта. Американская экономика вследствие щедрых кредитных вливаний из неиссякающих закромов Федеральной резервной системы США преодолела спад. Тем не менее, ситуация в западной финансовой отрасли остается весьма сложной. Благодаря предпринятым правительством США, Европейской комиссией и Европейским центральным банком мерам новое обострение кризиса удалось предотвратить. Но по-прежнему остались нерешенными все долгосрочные проблемы.

Так, прежде всего, периферийные страны Европы больше не могут наращивать задолженность для покрытия бюджетных дефицитов, но, в то же время, не имеют достаточных доходов, чтобы «жить по средствам». Европейский долговой кризис сейчас пытаются решить радикальным сокращением государственных расходов, но это крайне негативно воздействует на реальный сектор экономики. Спрос на кредитные ресурсы в Евросоюзе падает, да и сами финучреждения разборчивее выдают займы, стремясь минимизировать риск невозвратов.

Но тогда за счет чего европейские банки могут увеличивать свою прибыль? Можно, конечно, продолжать скупать гособлигации, благо теперь по ним предоставляются более-менее надежные гарантии от European Stability Mechanism (ESM), который начнет свою деятельность в июле текущего года. Однако вся нынешняя деятельность европейских структур как раз направлена на то, чтобы, во-первых, сократить объемы продаж гособлигаций, а, во-вторых, снизить их доходность, уменьшив нагрузку на государственные бюджеты.

В США банки сталкиваются с иными трудностями. Как отмечают американские специалисты, масштабы их кредитных операций на сегодняшний день, как минимум, на 10-15% меньше, чем до кризиса. При этом, возвращения к прежнему уровню в обозримом будущем не ожидается. Кроме того, у финансовых учреждений в США сейчас крайне негативный имидж. Большая часть населения страны возлагает на них ответственность за кризис 2008 года, падение жизненного уровня миллионов граждан, высокий уровень безработицы. Под влиянием этих настроений американские власти проводят все более жесткую линию по отношению к банкам, усиливая над ними регулятивный контроль и де-факто заставляя их снижать прибыльность.

Вообще, одним из главных негативных последствий кризиса 2008 года для мировых банков стало ужесточение регулирования. Эта тенденция реализуется по нескольким направлениям. Прежде всего, события осени 2008 года, когда ряд крупных и, казалось бы, надежных банков смогли избежать разорения только благодаря многомиллиардной государственной помощи и фактической национализации, ускорили ввод в действие нормативов Basel III, повысивших требования к уровню достаточности собственного капитала. Только в ЕС банкам для выполнения этих нормативов необходимо до июля текущего года привлечь @110 млрд. Эти средства финучреждениям фактически предоставил Европейский центральный банк в виде трехлетних займов под 1% годовых. Но что будет в конце 2014 года, когда придет время их возврата? В США, по оценкам консалтинговой компании McKinsey, финансовая система нуждается в привлечении почти $500 млрд. дополнительного капитала до 2019 года.

Безусловно, направляя средства для увеличения резервов, финансовые институты лишаются возможности их прибыльно использовать. Как считают эксперты McKinsey, выполнение требований Basel III в некоторых банках приведет к снижению на 5 п.п. показателя ROE (return of equity — доходность акционерного капитала).

Кроме того, власти ряда стран, стремясь получить поддержку избирателей, в последние годы приняли новые законодательные акты, защищающие права потребителей финансовых услуг, но ограничивающие возможности их провайдеров. Среди них наиболее известен Закон Додда-Франка в США, которым, в частности, были установлены ограничения на размер банковских комиссионных и процентов по кредитным карточкам, а также овердрафтам, кроме того, была резко затруднена деятельность банков по проведению операций на внебиржевом рынке. По оценкам швейцарского инвестиционного банка Credit Suisse и консалтинговой компании Cisco IBSG, эти нововведения привели к уменьшению доходов крупных американских банков, в среднем, на 6%.

В довершение всего, на бизнес западных банков негативно влияет широкое развитие информационных технологий. Используя Интернет, клиенты могут без труда сравнивать условия, предлагаемые теми или иными финучреждениями. Эта информационная открытость ведет к ужесточению конкуренции в розничном банковском секторе и, соответственно, снижает доходность финансовых институтов. Практически всем им сегодня нужно бороться за удержание потребителей, идя порой на весьма серьезные жертвы.

В результате действия всех этих факторов прибыльность западных финансовых учреждений сокращается. По оценкам McKinsey, в 2011 году средний уровень показателя ROE для американских и европейских банков составлял, примерно, 11%, что ориентировочно соответствует стоимости капитала. Но, если западные финансовые институты будут придерживаться прежних бизнес-моделей, к 2015 году их ROE опустится до около 7%, т. е. на 2 п.п. ниже оценочной стоимости капитала. Чтобы удержать ROE на уровне 12%, который считается экспертами McKinsey минимально приемлемым, американским и европейским банкам будет необходимо увеличить свою чистую прибыль на $350 млрд. (вдвое по сравнению с показателем 2010 года). Либо, соответственно, им придется сократить свои затраты на аналогичную величину.

Решить эту задачу будет, бесспорно, крайне сложно. Однако в последние несколько месяцев ряд экспертов в США и Европе поделились своими соображениями на этот счет.

Внутренние ресурсы

Рекомендации экспертов можно разбить на две категории. В рамках первого направления банкам необходимо сокращать расходы, увеличивать свою эффективность, обходиться меньшими объемами капитала. Вторая стратегия предусматривает повышение отдачи от клиентов. При этом, естественно, финансовым институтам нужно будет двигаться в обоих направлениях.

Многие европейские банки в последнее время решают вопрос с повышением коэффициента достаточности собственного капитала, можно сказать, «с другой стороны» — не увеличивают сам капитал, а снижают объем активов. Особенно интенсивно к этому, в частности, прибегают британские финансовые институты, перешедшие в собственность государства в конце 2008 года. Как правило, они продают отдельные подразделения, снимая их со своего баланса.

McKinsey предлагает банкам Евросоюза иной путь, предусматривающий сокращение размеров корпоративного кредитования. Однако это требует перестройки всего европейского финансового рынка. В настоящее время европейские компании получают только около 20% финансирования за счет выпуска ценных бумаг, тогда как в США данный показатель достигает 60-70%. По мнению экспертов McKinsey, европейские банки должны изменить свою роль, перейдя от прямого предоставления кредитных средств региональным корпорациям к организации выпуска их облигаций и привлечению внешних инвесторов. Но все это, безусловно, потребует не одного года.

Возможно, более перспективным выглядит восстановление рынка производных ценных бумаг. Массовая секьюритизация активов и выстраивание многоуровневых финансовых пирамид были одними из главных причин кризиса 2008 года, но полностью отказываться от этого метода, все-таки, не рационально. В конце концов, благодаря эмиссии ценных бумаг, обеспеченных активами, банки могли повысить оборачиваемость капитала и уменьшить объем активов на своем балансе. McKinsey предлагает европейским финучреждениям попытаться возобновить выпуск производных инструментов, начав с наиболее надежных активов (например, с ипотечных кредитов) и при соблюдении ряда ограничений — скажем, запрета на эмиссию деривативов, обеспеченных деривативами. Впрочем, с учетом нынешней слабости европейского рынка капитала и низкого уровня доверия к финансовым институтам подобное решение тоже будет долгосрочным.

Консалтинговая компания Cisco IBSG, основываясь на собственном опыте, предлагает финансовым институтам уделить больше внимания снижению затрат. По ее данным, налаживание более тесного сотрудничества между отдельными подразделениями, повышение эффективности труда банковских служащих, консолидация и виртуализация поддерживающей ИТ-инфраструктуры способны в комплексе увеличить продуктивность ключевых бизнес-процессов на 10-15%.

Для проведения подобных акций, в первую очередь, следует подробно изучить все бизнес-процессы в банке, вторым шагом может стать поиск возможностей для улучшения интеграции. Наиболее перспективными для улучшений специалисты Cisco IBSG считают такие виды деятельности как продажи, разработка новых продуктов, клиентский сервис. Также за счет бенчмаркинга, поощрения горизонтальных контактов, применения передовых информационных технологий видеоконференций, внутрикорпоративных систем дистанционного обучения и управления знаниями крупные банки с развитой филиальной сетью могут сэкономить до 25-30% затрат на командировки сотрудников и на 30% ускорить время выпуска новых продуктов на рынок. Помимо прямого снижения издержек, эти меры повышения эффективности внутренней работы финучреждения приносят такие «бонусы» как повышение квалификации сотрудников благодаря более интенсивному общению между ними и ускорению принятия решений.

Правда, деятельность, направленная на уменьшение затрат, имеет свои ограничения. Прежде всего, следует отметить, что современные западные банки достаточно эффективны. Если в финансовых институтах новых рыночных стран подобные нововведения способны дать более значительный эффект, то, по данным McKinsey, только 2% западных финучреждений в течение 2000–2010 годов добивались снижения расходов, в среднем, не менее чем на 4% в год. В то же время, чтобы повысить показатель ROE до 12% к 2015 году только за счет внутренней экономии, банкам в ближайшие четыре года нужно будет сокращать издержки, в среднем, на 6% в год. Скорее всего, это не реально.

Поэтому, как полагают эксперты, банкам, конечно же, не следует забывать об уменьшении расходов, но основной упор должен, все-таки, приходиться на увеличение прибыльности собственного бизнеса. Как этого добиться в нынешних условиях? На этот счет тоже есть свои рекомендации.

Клиент как центр бизнеса

Как считают практически все эксперты, в условиях низких темпов экономического роста и нерешенных макроэкономических проблем в западных странах основным источником роста доходов американских и европейских финучреждений должен стать розничный банкинг. И здесь на передний план выходит вопрос о качестве клиентского сервиса.

Современные потребители требовательны и хорошо информированы. Сегодня во взрослую жизнь входят люди, для которых Интернет и мобильная телефонная связь привычны с детства и которые имеют уже несколько лет опыта общения в социальных сетях. Клиенты хотят видеть хорошо знакомые им информационные и коммуникационные технологии и в финансовом секторе. Две трети банковских потребителей в западных странах хотя бы время от времени совершают операции в онлайне. Количество пользователей мобильного банкинга, по прогнозу компании Juniper Research, в 2014 году способно превысить отметку в 400 млн.

Для финансовых институтов все это не только открывает массу возможностей, но и таит новые риски. С одной стороны, благодаря современным технологиям банк может обслуживать клиентов, находящихся далеко за пределами своей розничной сети. В качестве одного из наиболее известных примеров такого «транснационального» банка специалисты часто приводят американский USAA, который изначально был кредитным союзом, предоставлявшим финансовые услуги военнослужащим и членам их семей. С другой стороны, каждый банк сегодня вынужден конкурировать с намного большим количеством провайдеров финансового сервиса, чем ранее. Причем, среди них представлены не только традиционные финансовые институты, но и небанковские компании, например, операторы мобильной связи или независимые платежные системы.

Помимо того, что банковские клиенты нового поколения более требовательны к техническому оснащению финучреждений, они также и более взыскательны к качеству сервиса. Согласно исследованию, проведенному Cisco IBSG, 37% потребителей, относящиеся к так называемому «поколению Y» (18–30 летние), желают получать от своего банка детализированные и квалифицированные услуги финансового планирования, а 25% готовы поменять банк, если им предложат в другом месте персонализированное обслуживание, учитывающее их индивидуальные потребности.

Впрочем, все эти проблемы и трудности можно рассматривать и как новые возможности для увеличения доходов от банковского бизнеса. Надо только взглянуть на этот вопрос с другой стороны. Кэтрин Аллен, генеральный директор американской компании по стратегическому консалтингу Santa Fe Group, указывает на ряд новых источников прибыли для финучреждений, которые могли бы компенсировать спад поступлений от комиссионных, потребительского и ипотечного кредитования:

1. Предоставление персонализированных финансовых продуктов и услуг с использованием разработок сторонних провайдеров. В этой схеме банк мог бы играть роль поисковой системы, аналогичной Google, или онлайнового финансового магазина наподобие Amazon. Еще до кризиса многие западные банки предлагали своим вкладчикам услуги по агрегированию счетов и финансовому планированию, давая им возможность увидеть на одном экране всю свою финансовую картину. Персонализация и посредничество представляют собой дальнейшее развитие этого направления.

2. Ведение финансовых дел своих клиентов. Сегодня денежные операции многих потребителей весьма сложны и запутаны. Им приходится ежемесячно оплачивать множество счетов, погашать ипотечные и потребительские займы, пользоваться платежными карточками от разных эмитентов, заботиться о сбережениях и размещении временно свободных средств. За относительно скромные комиссионные банки могли бы снять с клиентов часть этих забот, предлагая им всевозможные сервисные пакеты за различную цену (что-то вроде массового частного банкинга). Нынешнее состояние информационных технологий позволяет это делать при относительно невысоких затратах.

3. Помощь в управлении сбережениями. Это направление особенно актуально для США, где при смене места работы, как правило, приходится менять и пенсионный фонд, однако предлагаемые сберегательные услуги, включая целевое накопление средств и связанное с ним предоставление кредитов на приобретение товаров длительного пользования, могут быть весьма популярны и в других странах. Кризис научил потребителей осторожности в финансовых делах, заставил их задумываться о будущем. Банки могли бы помочь им в накоплении средств «на черный день» или на старость. Возможно, в ближайшие годы получит «второе дыхание» популярное до кризиса 2008 года, но не слишком пока успешное соединение банковской и страховой деятельности.

4. Привлечение новых клиентов из нетрадиционных групп. В современном западном обществе таковых, как минимум, две — бедняки, не охваченные финансовыми услугами вообще, а также дети. Одни банки в рамках данной стратегии осваивают операции микрокредитования и предлагают услуги международных денежных переводов для гастарбайтеров. Другие же открывают «тренировочные» счета для подростков, совмещая привлечение сбережений и завоевание новых клиентов с предоставлением финансового образования и обучением молодых людей правильному обращению со своими денежными средствами.

Специалисты компании Cisco IBSG из возможных путей увеличения банковских доходов выделяют два перспективных направления — многоканальную стратегию и управление состоянием. Соединение онлайнового, мобильного банкинга, традиционных отделений, многофункциональных банкоматов и видеосвязи дает возможность предлагать клиентам финансовые услуги в том режиме, какой они сами считают оптимальным в данный момент. Вкладчику удобно иметь дело с банком, предоставляющим многоканальный сервис. Кроме того, наличие большого числа «контактных точек» с потребителем способствует перекрестным продажам финансовых услуг. При этом, увеличение «доли кошелька» клиента, сосредоточение у себя максимально возможной части его финансовых операций должны стать безусловными приоритетами финучреждений.

Как отмечает Алекс Матьянец, соучредитель американского веб-сайта MyBankTracker.com, помогающего потребителям сравнивать предлагаемые разными финансовыми институтами условия, банки должны сосредоточиться на предоставлении клиентам услуг, имеющих реальную ценность в их глазах. Когда люди видят, что новый сервис означает большее удобство и больший комфорт, они готовы за него платить. По словам Матьянеца, первые банкоматы и терминалы для оплаты услуг мобильной связи были бесплатными. Однако, когда потребители поняли, что их применение действительно экономит время, то не стали возражать против взимания небольшой платы за использование такой техники. В то же время, попытка введения комиссионных при оплате покупки дебетовыми картами, которые в прошлом году попробовал ввести Bank of America, завершилась полным провалом, так как клиенты не осознавали, за что им нужно платить. Как считает Алекс Матьянец, банки могут и сейчас вводить новые виды платежей и комиссионных сборов, компенсируя сокращение поступлений из традиционных источников, но лишь при условии, что клиенты будут понимать ценность предоставляемого им сервиса. Примерами такого обслуживания, по его мнению, могли бы быть онлайновая оплата счетов или депонирование чеков с использованием мобильных телефонов.

Управление состоянием, как полагают специалисты Cisco IBSG, заманчиво для финансовых институтов по той причине, что кризис практически не затронул наиболее богатую прослойку населения в мире. Как указывается в Capgemini Merrill Lynch World Wealth Report, в кризисном 2009 году совокупное состояние миллионеров в планетарном масштабе увеличилось на 18%, достигнув $39 трлн. Впрочем, по мнению аналитиков из Cisco IBSG, наиболее перспективным выглядит сегмент клиентов, чьи активы составляют от $250 тыс. до $1 млн. Как правило, они не входят в сферу интересов традиционных частных банков, ориентирующихся на миллионеров, между тем, эта социальная прослойка весьма многочисленна, обладает значительными богатствами и часто считает предоставляемый ей финансовый сервис недостаточно качественным.

Еще одно достаточно привлекательное направление — это экспансия в новые рыночные страны. По оценкам McKinsey, в текущем десятилетии на развивающиеся рынки будет приходиться около 60% прироста прибыли в мировой банковской отрасли. Правда, сдерживать экспансию западных финансовых институтов в Юго-Восточную Азию, Индию или Восточную Европу в ближайшее время, судя по всему, может банальная нехватка средств на крупные приобретения. Тем не менее, не исключено, что некоторые американские или европейские банки будут стремиться к покупке активов на развивающихся рынках, чтобы превратить новые подразделения в «дойных коров» для своих головных структур.

Наконец, важным элементом посткризисного восстановления банковского бизнеса должно стать улучшение его репутации, пока находящейся на крайне низком уровне. Многие люди не доверяют банкам, впрочем, и сами финансовые институты не слишком доверяют друг другу. В качестве подтверждения этому можно назвать, например, фактическое сворачивание европейского межбанковского рынка в 2008 году, причем, он не восстановился до сих пор.

По мнению экспертов, банки могут пытаться вернуть утраченное доверие двумя способами. Первый — это поддержка местных общин, финансирование локального бизнеса, способствование созданию новых рабочих мест, участие в различных благотворительных акциях и социальных проектах на местном уровне. По такому пути идет, в частности, широко известный американский региональный банк Umpqua. Второй вариант предусматривает помощь клиентам, финансовое положение которых ухудшилось вследствие кризиса, но может еще восстановиться. По мнению Кэтрин Аллен из Santa Fe Group, в рамках этой стратегии банки могли бы предоставлять недорогие консультационные услуги представителям малого бизнеса и индивидуальным предпринимателям, открывать курсы финансовой грамотности, идти навстречу клиентам в реструктуризации их обязательств и т. п. В общем, сегодня, для того чтобы прославиться, нужно совершать добрые дела.

Виталий Шимкович, по материалам Banking Strategies, McKinsey Quarterly, Cisco IBSG

Этот и другие материалы Вы сможете прочитать в новом номере журнала «Банковская практика за рубежом».

Перепечатка статьи без разрешения правообладателя не разрешается.

НАЙТИ ЕЩЕ СТАТЬИ ЖУРНАЛА «БАНКОВСКАЯ ПРАКТИКА ЗА РУБЕЖОМ»

Добавить комментарий

Пожалуйста, помните о том, что содержание Вашего комментария может задеть чувства других людей. Сообщения рекламного характера, гиперссылки на другие сайты, оскорбления и ненормативная лексика будут модерироваться или удаляться.

Защитный код
Обновить

   

   

 

На сайте: 

Курсы валют

Словарик финансовых терминов

Отдохни - лучшие анекдоты о деньгах и финансах

Это интересно